Фокусы, конечно, от лукавого | «Ведомости»

Posted on

Обращение ахейцев к средневековой легенде о Фаусте вполне закономерно: их самих рецензенты называют алхимиками. Однако в игре с классическим сюжетом они не просто изобрели несколько трюков, но вышли в новый для себя жанр. Раньше слово проникало в их работы лишь эпизодически. В спектакле “Фауст в кубе. 2360 слов” впервые в инженерно-визуальное представление вклинился полноценный текст, который написал художник Максим Исаев.

“Я родился в грозу, открыл глаза и сразу увидел свет. И становилось света все больше и больше…” – повествует Фауст. Его играет Андрей Сизинцев – не актер, а музыкант и звукорежиссер. Это один из принципов театра “АХЕ”: на сцене не артист, специально обученный изображать других людей, а человек, взятый из самой жизни, увлеченный своим делом и тем самым по-настоящему творящий мир вокруг себя. Бугристая голова, нос картошкой, слегка безумные глаза и страстная исповедь о взлетах и бессилии разума, о смысле жизни и невозможности любви. Маргариты в этом спектакле нет, она присутствует только в словах Фауста; это чисто мужская история (хотя режиссер ее женщина – Яна Тумина). Возле героя желтый деревянный стол со старомодным пультом и устройством вроде терменвокса, за его спиной пианино: его окружает музыка, он ею повелевает. Музыка, гроза, Фауст – вдруг отзываются пастернаковские мотивы.

Но глубже, в темноте, покачивается на стуле тот, с кем заключен договор, – рыжая борода, разделенная пробором надвое, поблескивающие очки (Максим Исаев). Тот, кто почти все время молчит и с кем придется расплачиваться. Повиснет на проволоке, будто лампочка, пластиковый стаканчик с чернилами, они закапают на лысую голову дерзнувшего человека, как черный дождь, и растекутся по страшному лицу. “И света становилось все меньше и меньше, и музыка становилась все тише и тише…” – так Фауста поглотит темнота.

А на другой половине сцены – полки с телевизором и разными инженерными приспособлениями: алхимический куб, в который заключен один ключевой участник Инженерного театра – Павел Семченко. Он – бес-ремесленник, бес-трюкач; утирая пот с простоватого лица, он старается поспевать за рассказом хозяина, иллюстрируя его фокусами. Клубящийся из банок дым, двигающиеся веревочки, пляшущие марионетки, театр теней и примитивные деревянные игрушки, представляющие почтенной ярмарочной публике чудеса и приключения алхимика доктора Фауста.

Именно так – игрушки.

Источник: Ведомости
Автор: Екатерина Рябова
2 апреля 2007