Горько | «Петербургский ЧасПик»

Posted on

Есть такая болезнь — простатит. Заболеванию подвержены мужчины. Можно застудить придатки. Это — по женской части. А еще легко вообще простыть, слечь с температурой, а то и воспаление легких подхватить.

Спектаклем «Мокрая свадьба» театр «АХЕ» завершал свои гастроли в родном Петербурге. Нельзя сказать, что он часто радует нас своими спектаклями. Спектакли «АХЕ» в известном смысле богемные. Билет на них достать не так уж просто. Рекламы широкой нет. Как сейчас, помню дикую толкучку на лестнице Пушкинской, 10, года 4 назад. Они тогда показывали «De рrofundes» — безбашенный перфоманс, в котором два бородатых мужика (бессменные концептуалисты, актеры, режиссеры и «инженеры» — Максим Исаев и Павел Семченко) в альпинистском снаряжении лазали вверх-вниз по лестничному пролету, пороли книгу розгами, поливали друг друга кефиром, а в финале сверху спускался стол с шампанским. Что происходило — никто не мог объяснить, но было чертовски интересно. Клоунадой — не назовешь. Драматическим действием — тоже. А как тогда называть? Называть «АХЕ». Перформ-группа, или «русский инженерный театр», как они себя сами величают.

Что такое их спектакли? Чаще всего они ничего не говорят, а если и говорят, то мы их слов не слышим, потому что звучит музыка. В игровом пространстве (а оно каждый раз меняется в зависимости от замысла очередного действа) помещено множество всяких хитроумных приспособлений, сделанных из вполне обычных предметов, но в самых немыслимых сочетаниях. И актеры последовательно и погружено выполняют физические действия. Вроде бы ничего не происходит — а глаз не оторвешь от происходящего: искусство-то чисто визуальное.

Вернемся к простатиту. Июнь в этом году выдался прохладный. Июль будет жарким, если не обманут. Но июнь-то холодный…

Обычно «ахешники» придумывают своим перфомансам загадочные названия.
Что, например, может предчувствовать зритель, идущий на представление «Sine Loco»? Есть обратная сторона медали: придешь к ним на «Кармен» — а они вместо разыгрывания известного сюжета только и делают, что пишут всеми возможными способами имена: «Кармен», «Хосе».

В этот раз название полностью соответствовало происходящему, что слегка и подобломало. Шли на «свадьбу» и попали на свадьбу. Спектакль шел на пляже Петропавловской крепости.

Свадьбу организовывали и «тамадили», естественно, Максим и Павел. Сначала Жениха и Невесту долго готовили. Голого бритого наголо Жениха «мыли» всякими
порошками и песком (если свадьба мокрая, то водой мыться нельзя), а Невеста разбиралась со свадебными костюмами…
Когда приготовления были закончены — позвали гостей. Гости сразу «нажрались» блинами. В прямом и переносном смысле — каждому лицо залепили блином и отправили гулять по пляжу, а внимание зрителей сосредоточилось на новобрачных и тамадах. В большом бассейне посреди пляжа поставили стол. Жених с Невестой какое-то время заливали его вином, молоком и водой. Впереди, по логике, должна быть брачная ночь. Но Жених испугался пожара, разгоревшегося на столе (видимо, не только на столе, но и в душе Невесты), начал суетиться и бегать. Тамады его отловили и все-таки заставили исполнять супружеский долг.

Никакого секса на открытом воздухе. Невеста раскатывала бутылкой тесто, а Жених рвал на части рыбу, плавающую в бассейне. Разорванную рыбу завернули, как младенца, в тесто. Молодоженов торжественно проводили, и они уплыли на катере. По Неве.

Так при чем тут простатит? Температура воздуха на свадьбе была далеко не для купания и, тем более, не для прогулок в мокрой одежде по пляжу Петропавловки. Но
искусство требует жертв. Хочется верить, что никто из артистов не схватил воспаления легких и им не грозит ни одно из заболеваний, упомянутых выше.

«АХЕ» — почти всегда — зрелище. [Почти всегда — неожиданное и стильное. Почти всегда с убойным юмором. И почти всегда уходишь с их спектаклей как с праздника. В этот раз со свадьбы.

Источник: Петербургский ЧасПик
Текст: Денис Беседин
30 июня 2004 г.